Досвід американського правозахисного руху

 

Кэтрин Фицпатрик, сотрудница Международной Хельсинкской Федерации

Сборник материалов семинара МХГ, выпуск 1, “История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности”, М., 1995

Наибольшее различие между правозащитными движения ми в наших странах заключается в том, что наше движение не искало для себя вдохновения в международном праве и лишь недавно несколько групп начали апеллировать к нему для того, чтобы защитить права меньшинств и заключенных. Недавний опрос общественного мнения показал, что многие американцы не только не знают, что такое Хельсинкские соглашения, но даже не знают, что Хельсинки - столица Финляндии. Американцы уверены, что в Америке действует лучшая, самая эффективная система защиты прав человека, которая работает, используя систему националь ного законодательства и обращаясь к защите обществен ных групп. Последние предают гласности случаи злоупотреблений и пытаются влиять, “обрабатывать” своих конгрессменов. Ни одно из основных прав человека в США не было обеспечено путем апелляции к международному праву, ни одна серьезная проблема гражданских прав в Америке не была решена на международном уровне путем переговоров. На самом деле, американские правозащитники считают, что их собственная Конституция обеспечивает им лучшую защиту, чем международное право, которое они часто считают вовсе не верховным авторитетом, а скорее результатом компромисса между различными социальными системами, обусловленного геополитическими интереса ми. Так, например, международное право не защищает свободу слова в той степени, в которой это предусмотрено Первой поправкой к нашей Конституции. Международное право допускает ограничение этой свободы в целях охраны общественного порядка или для того, чтобы предотвратить подстрекательство к вражде и насилию (причем основания для таких ограничений сформулированы еще более неопределенно, чем даже в советском законодатель стве). Еще существеннее то, что международные Пакты не защищают свободу предпринимательства и частную собственность, а также не защищают частную жизнь от вмешательства со стороны общества и государства в той степени, как американские законы (а предпринимательство и собственность являются важными условиями практичес кого осуществления свободы слова и собраний). Таковы причины, по которым Конгресс США не ратифицировал международные Пакты о политических и социальных правах. США не захотели связывать себя стандартами, верховный авторитет которых для них сомнителен и которые по уровню защиты свобод казались им ниже американских.

Американцы весьма удивились бы, узнав, что в глазах советских граждан ответственность за обеспечение продовольствием, жильем, а также за распространение демократической прессы, отражающей общественное мнение, лежит на Советах народных депутатов. Если бы муниципальный совет какого-нибудь американского города наделил бы себя такими функциями, это вызвало бы протест, ибо, по мнению американцев, подобные задачи должны решаться частным, неправительственным сектором и свободным рынком; муниципальный же совет должен заниматься уходом за дорогами, уборкой мусора, управлением школами и защитой меньшинств от дискриминации.

Однако в такой узости взглядов американцев на функции органов власти заключается нечто, чему советские люди могли бы поучиться. Лучшая защита прав человека в любой стране осуществляется ее собственными гражданами. В тех случаях, когда для освобождения порабощенного народа используется внешнее вмешатель ство, особенно военное, облагодетельствованный народ в очень редких случаях бывает благодарен за обретенную свободу и, что еще важнее, он впоследствии редко оказывается способным в дальнейшем защищать ее собственными силами. Не говоря уже о том, что враги свободы внутри такой страны всегда могут объявить благодетелей “иностранными агентами”.

К тому же, международное право не имеет прину-дительной силы, не располагает органами принуждения, у него, как и у римского папы, нет полков и дивизий, готовых защищать права человека. Важно также то, что в международном праве крайне неудовлетворительно определены некоторые понятия первостепенной важности, например, “национальное самоопределение”.

По моему мнению, крайне опрометчиво провозглашать, как это делают многие советские законодательные органы, что если нормами международного права предусмот рены более широкие гарантии какого-то права, то эти нормы имеют безусловный приоритет над внутренним законодательством. Это заведомо пустые декларации, поскольку вряд ли можно что-нибудь сделать для того, чтобы обеспечить действенность этих слишком широких гарантий или даже просто настаивать на их соблюдении. Например, в международном праве нет почти ничего, что можно было бы конкретно применить к вопросу о независимо сти прибалтийских республик. Даже в недавних венском и копенгагенском итоговых документах говорится о правах меньшинств, но не о правах наций. Гораздо полезнее обратить усилия на достижение как можно более высоких правовых стандартов в вашей собственной стране с помощью законов и правовых институтов, в большей степени учитывающих реальность. Мое самое настоятельное пожелание советскому правозащитному движению заключается в том, чтобы оно начало избавляться от надежд на то, что международное право способно решить исключительно сложные проблемы в области прав человека в СССР, поскольку весь остальной мир поглощен решением собственных сложных проблем.

Я напомню вам, что большинство случаев лишения свободы по политическим мотивам или отказа в эмиграции были решены не с помощью закона - внутреннего или международного, а благодаря убедительному ораторско му искусству - обычно на заседаниях конференций, посвященных соблюдению Хельсинкских соглашений, которые (соглашения), в конечном счете, носят не обязывающий юридический характер, а только декларируют намерения. В тех немногих случаях, когда в последние годы какие-то страны получали независимость, это происходило не с помощью международных механизмов защиты прав человека, но благодаря политическому урегулированию со стороны великих держав. Суд в Гааге не правомочен рассматривать дела, касающиеся частных лиц, или провозглашать государствен ную независимость и может только решать споры между уже признанными государствами на основе действующих договоров. Например систематическое применение пыток подпадает под соответствующую конвенцию. Но национальные конфликты никак не могут быть рассмотрены этим судом без полного пересмотра его статуса, а это заняло бы годы.

Попробуйте вспомнить хотя бы один случай, когда Комиссия ООН по правам человека включила бы в свою повестку дня (или рассмотрела) проблемы прав человека в СССР, и вы припомните, возможно, только случай с Сахаровым или один доклад, посвященный психиатрическим злоупотреблениям; и это несмотря на буквально сотни тысяч обращений, которые советские граждане направили в эту организацию за последние 20 лет. Московская Хельсинкская группа недавно выступила с призывом к тому, чтобы международное право и международные организа ции использовали все доступные средства в ответ на события в Литве. Но когда мы пристально рассмотрим механизмы, которые при этом имеются в виду, то увидим, что речь идет о таких слабых мерах, как право одного из участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) требовать от представителей другого государства-участника СБСЕ рассмотрения представленных ему жалоб - а это не приносящий немедленного результата и, к тому же, не подлежащий огласке процесс. Все по-настоящему действенные меры - экономические или политические санкции - предпринимаются не потому, что они предусмотрены в международном праве, а по политичес кому решению правительств, для которых на первом плане стоят их политические или военные интересы и которые часто занимаются защитой прав человека только тогда, когда это им удобно.

Я воздаю должное уважение 30-летней борьбе правозащитников в СССР. В этой борьбе ссылки на международное право служили опорой и мощной движущей силой. Благодаря этой борьбе, сам принцип прав человека стал вопросом, не подлежащим обсуждению. Когда президент Горбачев заявляет о грубых нарушениях прав человека в отношении русского населения Литвы, он уже не оспаривает ценности прав человека самих по себе (а еще недавно их рассматривали как буржуазную концепцию), он переносит поле битвы в сферу истолкования фактов и информации. Но я убеждена, ваше постоянное апеллирование к международным организациям себя исчерпало, подобно тому, как наше собственное движение подошло к кризису в 1970-х, когда мы начали открывать, что насущные для нас проблемы расизма, несправедливости и бедности не могут быть решены только путем судебных процессов по правам человека. Несмотря на значительно улучшающееся положение с гражданс кими правами афро-американцев, смертность среди черных мужчин в текущем году увеличилась почти на 60% из-за вооруженного насилия, СПИДа и наркотиков.

Вместо того, чтобы обращаться в международные органы, вам нужно развивать правозащитные структуры в своей стране. Но я знаю, что вам всегда не хватает ни времени, ни людей. У вас нет условий для образования сословия юристов и установления господства права. Поэтому для начала, пока вы еще не стали профессиональными адвокатами или “уличными юристами”, как называют активис тов правозащитного движения, наблюдающих за политическими демонстрациями, я настоятельно советую вам стать хорошими репортерами.

Мы теперь видим, что многие из людей, называвших себя “правозащитниками” или узниками совести в Советском Союзе, которыми восхищались на Западе как борцами за права человека, на самом деле были политиками, боровшимися за власть - с верой в то, что эта власть в их руках будет более демократической и гуманной. В этом нет абсолютно ничего плохого; и это очень важно для страны, что такие люди, помимо прочего, занявшие свое положение путем свободных выборов, пришли к власти. Но нужно четко отличать законную борьбу за демократию, свободу и независимость от борьбы за гражданские права, которая ныне оказалась оттесненной почти на самую периферию политической жизни.

В США общественные группы (часто преследующие какой-нибудь один интерес) играют очень большую роль, образуя нечто вроде буфера, посредника между избирателями и теми, кто пришел к власти по партийным избирательным спискам. Приход к власти всегда сопряжен с компромиссами, и даже лучшие конгрессмены нуждаются в напоминании о высшем долге. На мой взгляд, для вашей страны большое несчастье, что такая буферная зона не была создана в должной мере, и мощные безжалостные волны надежд и гнева доведенного до отчаяния народа непосредственно обрушиваются на хрупкие и слабые структуры еще неопытного демократического правительства. Много хороших людей из неформальных организаций перешло на государственные должности, оставляя свое дело без опытных работников, а себя - без лестницы, по которой они могли бы “нисходить” к простым людям с высот власти. Для вашей страны нет ничего важнее задачи создания ряда независи мых, негосударственных, некоммерческих групп, которые посвятили бы себя НЕ борьбе за власть или партийное влияние, а наблюдению за событиями и защите гражданс ких прав; которые будут стоять вне политики и служить связующим звеном между обществом и правительством.

Повторяю еще раз, что международное гуманитар ное право, каким бы вдохновляющим и достойным оно ни было, пока слабо. Оно возникло после Нюрнбергско го процесса из желания мирового сообщества предотвратить преступления против человечества, в особеннос ти расизм, и защитить меньшинства.

Разумеется, проблема соотношения прав личности и прав наций не нова. Она не стара, как мир, но насчитывает не одно столетие существования, точнее говоря, она стала формироваться еще в конце эпохи средневековья - тогда, когда начиналось становление гражданского общества. При этом исследование исторических аспектов проблемы позволяет установить одну любопытную закономерность: по мере повышения общей и политической культуры того или иного социума приоритет неизменно склоняется от прав наций в пользу прав личности, что, однако, не означает ущемления прав национальных (или этнических) сообществ, ибо осознание обществом личности как высшей ценности неизбежно и неизменно приводит к осознанию специфических прав того или иного коллектива - профессионального, возрастного, культурно-языкового и т.д.

При этом только признание приоритета личности над приоритетом нации может служить гарантией того, что национальный вопрос не будет использован в демагоги ческих, узкокорыстных или же попросту в реакционных целях. Примерам такого использования несть числа, и анализ каждого из них показывает, что в их основе лежит игнорирование или, по крайней мере, недооценка прав личности. Все это весьма актуально для современной действитель ности. Возвращаясь к проблеме приоритета, хочу отметить, что и у нас подтверждается отмеченная выше закономер ность. В то же время, она имеет некоторые специфические формы преломления.

Тоталитарный режим, существовавший в СССР в течение десятилетий, основы которого все еще сохраняются, душил и права личности, и права наций. Но права личности он подавлял как бы вдвойне - и непосредственно, и через подавление национальных прав. Ведь, собственно говоря, любое ущемление национальных прав является покушени ем на личностные. Тоталитарная система в значительной мере зиждилась на фиктивных общностях, которые являлись одним из основных ее инструментов в угнетении и эксплуатации народов и людей. Среди них были и псевдонациональные, и псевдоинтернациональные общности. Чего стоит, например, “новая историческая общность - советский народ”, изобретенная теоретиками КПСС и служившая как для национальной, так и для политической нивелиров ки обывателей, находившихся под командованием руководящей и направляющей силы! Фиктивный интернациона лизм сопровождался прямыми актами национальной дискриминации, из которых, если иметь в виду сталинское и послесталинское время, государственный антисемитизм в СССР был, возможно, наиболее известным и вопиющим, но отнюдь не единственным.

Во всех так называемых межнациональных конфликтах наблюдается пренебрежение или ущемление прав личности во имя подлинных или фиктивных национальных прав. А la guerre comme а la guerre - жертвы неизбежны, пусть среди них будут и маленькие дети, и старики со старухами!

В современном российском, украинском и других постсоветских обществах национальные приоритеты ярко доминируют над личностными. Мы только начинаем выходить из средневековья в прямом смысле этого слова. У нас только в наши дни начинают предприниматься первые шаги по ликвидации государственного феодализма.

Вероятно, нам придется еще многие десятилетия, а возможно, и столетия, двигаться к нормальному гражданскому обществу с его подлинным приоритетом прав личности над правами национальными. Само осознание названной закономерности позволило бы предпринять сознательные усилия в пользу того, чтобы максимально сжать сроки прохождения пути, используя как позитивный, так и негативный, как отечественный, так и зарубежный опыт.

Осознание, что провозглашение того или иного языка государственным может привести при бюрократическом отношении лишь к нагнетанию национальной розни, провозглашение отказа от применения силы для решения национальных и этнических проблем представляются одним из возможных путей ускоренного прохождения той неизбежной дистанции, которую предстоит преодолеть обществу для реального, а не декларативного осознания примата прав личности, осознания того, что национальные приоритеты в конечном итоге должны сводиться к приоритету каждой отдельной личности. 

Джерело: 
Матеріали семинару МХГ, випуск 1, 1995
Автор: 
Кетрин Фіцпатрик

تحميل برامج كمبيوتر هو كل

تحميل برامج كمبيوتر هو كل مايحتاج الي كل مستخدمي الانترنت الان تحميل برامج الكمبيوتر شيء اساسي لعمل الكمبيوتر بإمكانيات كبيرة واضافات تحتاجها
ويمكنك تحميل موبو ماركت لتحميل تطبيقات رائعة
موبو ماركت
وتحميل واتساب لعمل شات مع اصدقائك واقاربك التي تمتلك ارقامهم الخاصة ويمكنك عمل مكالمات صوتية باستخدام الانترنت
واتساب
ايضا برنامج لاين من افضل برامج المحادثة يمكنك تحميل لاين اليوم
تحميل لاين
ومن افضل تطبيقات عام 2017 هو دولينجو
دولينجو
للاتصال بالانترنت طرق كثيرة اما باستخدام بيانات الهاتف او الواي فاي او عن طريق كابل التليفون الارضي والتي يكلفك كثير قم بتحميل تطبيق واي فاي واكتشف المميزات
واى فاي
ان كنت تريد ارسال بريد وتلقي بريد من الاصدقاء ننصحك بجي ميل فهو الافضل
جي ميل
ايضا يمكنك تحميل اوتوكاد من هذا الرابط
اوتوكاد
ان لم تجد تطبيق في جوجل بلاي يمكنك تحميله من متجر وان موبايل
متجر وان موبايل
فيس بوك موقع التواصل الاجتماعي رقم 1 في العالم حمل تطبيق فيس بوك الان
فيس بوك
رابط تحميل واتساب من موقع واتساب الرسمي وشرح استخدام واتساب اليوم
واتساب
متصفح يوسي افضل المتصفحات في عام 2017 حمل يوسي الان
متصفح يوسى
موبو ماركت افضل ماركت الان في نهايات 2016 وبدايات العام الجديد 2017 يمكنك تحميل عدد لانهائي من التطبيقات
موبو ماركت
ان كنت من محبي التصوير عليك استخدام انستقرام ونشر صورك والتعديل عليها بطرق رائعه
انستقرام
تحميل ايمو واتكلم فيديو وصوت بشكل رائع
ايمو
لو عايز تلعب مع اصحابك بيس 2017 حمل بيس 2017 الان
بيس 2017
الان بيس 2016 كمان علشان تلعب احدث الالعاب
بيس 2016
لعبة يوغي لعبة جميلة ننصحك بتجربتها
لعبة يوغي يو
لعبة كراش للكمبيوتر احلي العاب بلاي ستيشن العبها علي الكمبيوتر
لعبة كراش للكمبيوتر
لعبة صلاح الدين
صلاح الدين للكمبيوتر
ازاي تخنق جارك العبها الان
ازاى تخنق جارك
العب ميدل اوف هونر وعيش الاكشن
ميدل اوف هونر
جاتا سان اندرس
جاتا سان اندرس
لعبة دراجون بول
لعبة دراجون بول
بلياردو 8
بلياردو 8
جوجل كروم
جوجل كروم
انترنت داونلود مانجر
انترنت داونلود مانجر
تنزيل فيس بوك
تنزيل فيس بوك
واتساب
واتساب
متصفح تورش
متصفح تورش
متصفح سبارك بايدو
متصفح سبارك بايدو
متصفح سفاري
متصفح سفاري
متصفح فايرفوكس
متصفح فايرفوكس
متصفح اوبرا
متصفح اوبرا
فوتوشوب
فوتوشوب
تحميل العاب
تحميل العاب
العاب كمبيوتر
العاب كمبيوتر
العاب اندرويد
العاب اندرويد
بيس 2017
بيس 2017
بيس 2012
بيس 2012
سوبر ماريو
سوبر ماريو
تحميل لعبة المصارعة
تحميل لعبة المصارعة